Главная » Статьи » Размышления

Есть ли она, эта пасхальная радость в тебе?
Иван Абрамович: Христос воскресе! Василий Лукич: Воистину воскресе Христос! Иван Абрамович: Как идет молитва, брат? Есть ли она, эта пасхальная радость в тебе? Василий Лукич: Да! Сподобляет Господь, как это ни странно, каждый год порадоваться от души. Хотя и постился я в этот пост, честно говоря, позорно, и причастился-то всего пару раз, но, видно, мне и этого пока выше крыши. Пасхальная седмица для меня всегда растягивается необычайно, в нее всегда вмещается так много всего! Иван Абрамович: А я и вовсе пришел к Пасхе весь какой-то духовно избитый, усталый, осуетившийся. Но, ты знаешь, со временем возникает какая-то обнадеженность. Василий Лукич: Что ты имеешь в виду? Иван Абрамович: Надежда выше надежды. Понимаешь, мне достаточно увидеть свет пасхальный в глазах другого человека, и я понимаю, что вся моя радость по Богу – правда, причем, правда выше меня. В этот раз я стоял в храме на пасхальной литургии, и душа моя никак не пела. Я стоял и цинично ждал, когда выйдет батюшка и воскликнет «Христос воскресе!», чтобы просто посмотреть в его глаза – что там: усталость, озабоченность, твердая уверенность или просто упрямство. И ты знаешь, он вышел действительно очень усталый, спокойно посмотрел на всех и не воскричал, а как-то проговорил-прошептал, словно закончилась долгая болезнь или умирающий человек выжил, или ребенок родился: «Христос воскресе!», и народ на какую-то секунду вдохнул эту домашнюю радость и громом ударил под церковными сводами: «Воистину воскресе!» И вот в этот момент священник вспыхнул вдруг каким-то внутренним огнем, глаза его блеснули, и он отдал пасхальный возглас с такой радостью, с таким ликованием, что я даже вздрогнул. Я стоял в толпе, как Иуда, и наблюдал за ним и чувствовал, как этот блеск его наполняет и мою душу радостью, которая в молодые годы, как птица, рвалась из груди. Василий Лукич: Так ведь на то и Церковь: люди воспламеняются друг от друга. Вернее, конечно, они от Христа воспламеняются, но совместная молитва и даже просто, как ты рассказал, поглядывание-подглядывание на радость соседа очень сильно облегчает это воспламенение. Даже если бы это было только психологическим эффектом, ради этого стоило бы ходить в храм. Я вот только думаю, что многим людям трудно в переполненном храме «хватануть» радости Воскресения Христова. Я, по крайней мере, слышал в былые годы от некоторых знакомых резко отрицательные отзывы о храмовых пасхальных впечатлениях; правда, эти знакомые были, мягко говоря, людьми невоцерковленными… Иван Абрамович: Да, особенно впечатляет наше «домашнее христианство», которое посещает храм Божий только на Рождество и на Пасху. В этот раз одна старушка все негодовала на множество веселой молодежи в храме, все ворчала: «Выведите лишних из храма!», а кто-то из студентов отвечает: «А здесь нет лишних, здесь все – свои». Она снова: «Перестаньте веселиться, вы же в храме!» Ей отвечают: «Да как же не веселиться, если Пасха?» Она обиделась, посмотрела на весельчаков злобно и привела самый страшный довод: «Вот вы тут смеетесь, а у меня сын умер!» Ребята присмирели, но кто-то ей сказал: «Не расстраивайтесь, у Бога тоже Сын умер. И Он воскрес. И ваш сын воскреснет!» Василий Лукич: Мастер ты людей слышать! Вот слушать у тебя, кстати, не всегда получается, зато слышать – это безупречно. «Перестаньте веселиться, вы же в храме!» – это более чем мило. Мне это напоминает старую армейскую шутку: «Не делайте умное лицо, Вы же советский офицер!» Может быть, такие вот «ревнители Православия» еще и мертвее духовно, чем те, кто зашел в храм свечку ткнуть да яйца освятить. У таких «захожан» хоть какая-то радость в груди горит-потрескивает и в глазах светится, а у некоторых насупленных «прихожан» только дым валит. А все потому, думаю я, что «прихожане» эти хотели бы иметь эксклюзивное право на Христа и на пасхальную радость, а то что это Иоанн Златоуст всех приглашает радоваться: и постившихся, и непостившихся, и подвижников, и ленивых. И как раз потому, что они не хотят «недостойных» допустить до радости, сами-то ее и не имеют. Иван Абрамович: Я согласен с тобой, надо радоваться любому проявлению веры в своих согражданах: и когда бритый рецидивист с пудовой свечкой протискивается, и когда любопытные студентки в брюках и без платочков приходят поглазеть… Раз пришел человек в храм, значит, есть в нем, в его глубинах что-то святое. И потом, сколько нужно человеку иной раз претерпеть, чтобы просто в храм смочь зайти. Но знаешь, я все же думаю о пасхальной радости. Ведь это то самое важное, чем мы можем поделиться с неверующими людьми, и часто, если в нас этого нет, мы не можем свидетельствовать о Христе людям. Из-за наших безрадостных глаз люди не идут в храм: ради нас, как написано у Исаии, имя Божие хулится у язычников (Рим.2, 24). А то и вовсе спрашивают: «Раз ты в церковь ходишь, значит, у тебя что-то нехорошее случилось?» Вспомни, как среагировал апостол Фома на учеников, которые ликовали о воскресении Христа. Он не поверил их радости. Мы часто называем его за это неверующим, это его-то, который единственный сказал «Пойдем и мы с Ним умрем!», когда Господь собирался идти в Иерусалим. Я все время думаю, а где был апостол Фома, когда остальные ученики в испуге после смерти Учителя сидели за дверями затворенными, запершись. И ты знаешь, мне кажется, что он искал воскресшего Господа, как Диоген искал днем с огнем человека в толпе. Фома увидел радость доверчивых учеников и не поверил им, потому что не нашел в них какого-то главного изменения. Они ликовали: «Христос воскресе!», но это никак не изменило их изнутри. И он сказал им жесткие слова: «Пока сам не увижу, не поверю». И вот когда Христос снова стал среди них, Он эти слова, сказанные Фоме, обращал, в первую очередь, к другим апостолам, чтобы они поняли, уразумели и откликнулись на пасхальный призыв и на Крестные страдания своей радостью, готовой на страдания. «Фома, не будь неверующим, но будь верующим», ибо верить мы можем только в то, что не видим, но что не нуждается для нас в интеллектуальном объяснении. И Фома ответствовал самыми глубокими словами: «Господь мой и Бог мой!» Здесь и радость, и трепет. Василий Лукич: То, что многие люди разучились радоваться, – это, на мой взгляд, одна из самых серьезных проблем. Во-первых, конечно, от того, что люди поверили в какую-то особую безысходность современного мира вообще и российской действительности в частности. «В наше тяжелое время…» – нудит человек с кислым выражением лица, не подозревая, что главная тяжелость заключается именно в этом его выражении лица, он, видимо, считает, что так должно выглядеть умное лицо. А во-вторых, десятилетиями наш народ приучали к мысли, что верующий человек - это нечто вроде душевнобольного, этакий моральный урод и питекантроп, что он не может, не должен быть образованным, культурным и просто веселым. Он должен быть сумрачным мракобесом, говорить неуклюжими церковнославянизмами, как это пытался делать режиссер Якин из комедии «Иван Васильевич меняет профессию», он должен поминутно мелко креститься, ворчать и отплевываться от всего «мирского» и, конечно же, осуждать всякий смех и всякую радость в принципе, как кощунство. Религиозная радость - это нечто такое, что теперь нам нужно открывать, как Америку. Открывать даже для себя, и тем более - для окружающего нас мира. Петр Тимофеевич: Дорогие мои братцы! А не перегибаете вы, когда осуждаете серьезность и строгость в людях? Екклесиаст, например, говорит: «Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу. Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше. Сердце мудрых - в доме плача, а сердце глупых - в доме веселья» (Ек. 7, 2-4). Как вам это: «При печали лица сердце делается лучше»? Иван Абрамович: Ну вот, заговорили про мертвецов. А меж тем Христос-то воскрес. И это значит, что и мы воскреснем, нет у Бога мертвых теперь, нечего нам думать про смерть, тем более, что она не станет фактом нашей жизни. Мы не сможем ее пережить, потому что в ней нет ничего от жизни. В смерти боятся боли, и печаль на лице – печать этой боли. Но в смерти нет боли, болит только живое. Как и Апостол говорит: «О сем радуйтесь, поскорбевши теперь немного», и чуть ниже добавляет: «Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1 Петр. 1, 6 и 4, 13). Христос воскрес, и значит, преодолено наше одиночество и страх жизни, и страх смерти. Мы не одиноки. За нашу жизнь заплачено, Бог умирает, лишь бы нам было хорошо, лишь бы мы жили. Вот представь, что для того чтобы ты жил, кто-то пострадал, кто-то умер. Ты будешь стараться жить на полную катушку, за двоих, потому что теперь ты не имеешь права профукать, загубить свою жизнь, а иначе тот, кто за тебя отдал свою жизнь, пострадал напрасно. Но ведь на самом деле за нашу жизнь заплачено, Сам Господь умер за каждого из нас на Кресте. Разве мы можем унывать? Мы должны… Я сказал «должны» и задумался: «А может ли радость быть по долженствованию?» Петр Тимофеевич: Так вот о том и речь, что не можем мы не думать про смерть: чтобы было Воскресение Христово, должна была случиться Его смерть. И нам сказано: «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин. 16, 20). Без креста нет Воскресения: «Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим. 6, 4). Чтобы войти в полноту радости Пасхи Христовой, надо сначала войти, погрузиться в Его смерть, потерять свою душу ради Него. Василий Лукич: Я это понимаю, да вот только ради Христа ли напускают на себя мрачность некоторые «ревнители православия», в смерть ли Его погружаются или собою любуются? Когда же печаль их в радость-то обратится?! Мир-то Богом ведь создан, мир прекрасен, и жизнь – это не только чудо, что само по себе уже радостно. Но жизнь это не просто чудо, жизнь – это бесценный дар и блаженство. Можно много говорить о жизни, она, как сказал один мой знакомый, «неисчерпаема в своих разнообразиях», но это – самая ее суть: чудо, дар и блаженство. Как же можно в этой жизни, в этом мире не радоваться, не гореть радостью? Перед лицом Христа, перед Воскресшим Христом как можно ворчать на кого-то с недовольным видом? Это прямо какая-то хула на Духа Святого! А если точнее, то, на мой взгляд, выражение греховной печали, переходящей в уныние, в духовное отупение. Я далек от мысли, что сам вполне ощущаю пасхальную радость, нет, я и сам слишком болен этим скорбным бесчувствием, но надо, по крайней мере, сознавать его опасность и не принимать за проявление вершин духовной жизни. Иван Абрамович: Совершенно верно! Нам нужно носить тяготы друг друга именно в том смысле, чтобы помогать не терять радости ближним. Можно изо дня в день собирать в копилку своего сердца что-то радостное, хорошее, приободряющее, то, что открыто Господом как радость, и делиться этим со всеми. Делиться ежедневными чудесами, радостями. Конечно, сорадоваться труднее, чем сопереживать. Так и нужно не требовать сорадования, а просто радовать и радоваться. Увидеть, например, в милиционерах, обступивших прихожан у храма в пасхальную ночь, римских воинов у гроба Господня, в вербах - листья ливанских пальм, в ликующих пасхою студентках – жен-мироносиц… Как-то повернуть свою жизнь так, чтобы великие библейские события стали нашей повседневностью, глубиной ее. И действительно, надо только оторваться от мелочной житейской суеты и трезво посмотреть на себя, чтобы сказать: «Подлинно, мы не знаем беды, все у нас хорошо, за все – слава Богу!» Если мы и должны отличаться от других, так это радостью, которую нужно поддерживать как неугасимую лампадку, подливая маслица любви, добрых дел и нелицемерного внимания к ближнему, радость которого так непросто рассмотреть и радости которого сорадоваться так сложно. М.Ю. Бакулин
Категория: Размышления | Добавил: Piko (2006-06-08)
Просмотров: 502 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Категории
Размышления [41]
Размышления
Практическая помощь [4]
Разъяснения к делу
Любовь [3]
Любовь, есть такое Слово...
Миссия [5]
Миссия, катехизация и религиозное образование.

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Об этом сайте

Душа. Духовность. Библия. Христианство. Православие, другие конфессии. Религии мира.

Вход на сайт
Поиск