Главная » Статьи » Размышления

ЦЕРКОВЬ И АПОСТОЛЬСКОЕ ПРЕЕМНИЧЕСТВО (Часть 1 начало)

Г. И. Шипков

 

ЦЕРКОВЬ И АПОСТОЛЬСКОЕ ПРЕЕМНИЧЕСТВО

 

 

Предисловие

 

Настоящая статья составлена мной в 1921 году и прочтена, как лекция, в общине баптистов в г. Благовещенске в присутствии ее пресвитера Я. Я. Винса 6 декабря того же года. Мотивом, побудившим меня собирать исторический материал в течение нескольких лет и воплотить его в форму настоящего труда послужило следующее.

При столкновении в беседах с православными миссионерами-священниками нашим благовестникам приходилось иногда туго, когда первые задавали вопрос: “С каких пор начала существовать ваша церковь и откуда появилось рукоположение ваших священнослужителей?” Так, например, было однажды в г. Благовещенске до великой Германской войны. Амурский епископ Никодим назначал беседы с сектантами по известным дням в своем доме в г. Благовещенске. Но так как баптисты не посещали этих бесед, то сам епископ с несколькими священниками вздумал посетить один из братских домов и побеседовать с баптистами. После целого ряда вопросов со стороны епископа Никодима и соответственных объяснений со стороны братьев беседа перешла на вопрос о священнослужении на основании преемственности, от апостольских дней передаваемой непрерывной цепью чрез рукоположение. Это — любимый и верный прием, на котором православные миссионеры всегда выезжали в трудную минуту. И вот, видимо, и в этом случае епископ Никодим тоже выехал на этом приеме. Тогда один брат-старец сказал в конце епископу Никодиму: “Да где же взять нам таких законных пресвитеров-то? Ты вот, Ваше Преосвященство, переходи к нам в баптисты и тогда поставишь нам законных пресвитеров”.

Мне лично тоже пришлось иметь подобную беседу в одном из Амурских селений. Когда я собирался уезжать оттуда в следующее село, ко мне пришел побеседовать один из православных церковнослужителей. Беседа началась. Собеседник мой осыпал меня вопросами, почему мы проповедуем Евангелие, кто нас послал и имеем ли мы на это законное право, так как такое право может исходить только от епископа (православного, конечно) как современного преемника самих Апостолов. Тогда спросил я своего собеседника: “От какого же Апостола ведется в России преемственность православного духовенства?” — “От Апостола Андрея”,— отвечал он. “А какой, по вашему мнению, главный Апостол из двенадцати?” — снова спросил я собеседника. “Петр”, — сразу ответил он. “Ну, так знайте, — сказал я ему,— что преемственность наших пресвитеров старше преемственности православных епископов; она ведется от Апостола Петра, а ваша — от Апостола Андрея”. “Этого не может быть! Как это так?” — воскликнул мой собеседник. “Да, это так, и очень просто, — отвечал я. — Первые баптистские проповедники в России были рукоположены на пресвитеров менонитскими пресвитерами, менониты же имеют свое рукоположение от самого реформатора Мено Симонса, который до обращения был католическим священником, а католики ведут свою иерархию от Апостола Петра. Мено Симонс хотя по обращении своем к Господу и выбыл из лона римо-католической церкви, но благодать священства он все-таки не утратил. Так учит сама римо-католическая церковь, которая является родной и старшей сестрой греко-католической церкви. В догматическом постановлении Тридентского Собора (римо-католического) 1563 года относительно священнослужителей сказано так: “Если кто будет говорить, что, бывши священником, он может стать опять мирянином, — да будет анафема”. Следовательно, Менно Симоне не потерял права священнодействия, перестав быть папским патером и сделавшись менонитским пастором. Но так как пастор, или пресвитер, по учению Нового Завета, является лишь синонимом, т. е. другим названием епископа, то Менно Симонс, как пресвитер и епископ, рукополагал и других проповедников в пресвитеры, и таким образом рукоположение от самого Апостола Петра чрез Менно Симонса дошло до наших дней и проникло в Россию, распространившись на баптистских проповедников”. На этом и закончилась наша беседа.

Такой довод нужен, конечно, не нам, которые “служим Богу духом и хвалимся Христом Иисусом, и не на плоть надеемся” (Фил. 3, 3); но он необходим для тех христиан, у которых нечем хвалиться, как только “благодатью священства” и “апостольским преемничеством”.

Не знаю, этот ли довод воздействовал на моего собеседника или же что-либо другое, но только прошло каких-нибудь шесть месяцев и я снова встретился с ним в Благовещенске, куда прибыл он из того села вместе с другими братьями уже в качестве делегата на съезд баптистов.

Настоящая статья моя состоит из следующих частей:

1. Основа Церкви — Христос.

2. Двенадцать Апостолов

3. Дальнейшее строительство церкви:

а) пастыри и учители;

б) диаконы.

4. Апостольское преемничество.

а) Что значит “Апостол” и какой силой мог он располагать?

б) Апостол Павел.

в) Харизмата — благодатные дары.

г) Историческое освещение вопроса.

 

 

I. Основа Церкви — Христос

 

Господь наш Иисус Христос в начале Своего мессианского служения избрал Себе двенадцать учеников. В середине же этого служения Он устроил им проверочный экзамен, спросив сначала, за кого почитают Его люди. Получив ответ на заданный вопрос. Он предложил ученикам еще и другой вопрос: “А вы за кого почитаете Меня?” Ученик по имени Симон, сын Ионин, нимало не задумавшись, сразу ответил: “Ты — Христос, Сын Бога Живого”. “Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не кровь и плоть открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою” (Мтф. 16, 15—18). За правильное усвоение учения Божественный Учитель назвал Симона блаженным Петром, т. е. камнем.

Некоторые христиане думают, что Христос основал Церковь Свою на Апостоле Петре, но такое мнение в корне неверно. То, что новое имя Симона “Петр”, а по-гречески “Петрос”, означает “камень”, то это да; а то, что на этом камне Христос создал Церковь Свою, — это нет. Там, где говорится: “на сем камне”, камень назван по-гречески уже не “Петрос”, но “Петра”. Слово “Петрос” означает просто обыкновенный камень — обломок от скалы, а слово “Петра” означает саму вечную неподвижную твердыню — гранитную скалу. На вечном Божественном Сыновстве Своем, признанном Симоном, основал Христос Церковь Свою!.. Симон же потому назван Петром, т. е. камнем, что крепкая вера и твердое исповедание сделали его годным материалом для каменной постройки на незыблемом фундаменте из вековой скалы, т. е. на Христе, Сыне Бога Живого. Петр был положен первым камнем в первом ряду духовного Храма. Об этом и сам он говорит так:

“Вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный” (1 Петр. 2, 3—5). В этом месте Петр употребил другое греческое название камня и камней (lithos, lithoi), а в 8-м стихе, продолжая речь о Христе, он назвал Его словом “Петра”, т. е. скала (lithos proskomatas kai petra skandalou — камень протыкания и камень соблазна). На этом камне, т. е. на этой скале, основал Христос Церковь Свою.

Апостол Павел в послании коринфской церкви говорит о Христе то же самое: “Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос” (1 Кор. 3, 11). Этот же Апостол называет Христа краеугольным камнем. “Бывши утверждены на основании Апостолов и пророков, — пишет он ефесской церкви,— имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом” (Еф. 2, 20—22).

 

 

II. Двенадцать Апостолов

 

Когда Иисус Навин перешел с народом израильским через Иордан, то велел взять со дна реки двенадцать камней и построить из них памятник чудесного перехода в обетованную землю (И. Нав. 4 глава). Двенадцать камней было взято из средины Иордана по числу колен сынов Израилевых.

Иисус Христос также избрал Себе двенадцать Апостолов,— двенадцать живых камней, взятых Им из пучины мира сего. Их поставил Он на гранитной скале в вечный памятник перехода народа Божьего от рабства греху и из пустыни житейской суеты в свободу и покой детей Божьих. Почему Господь наш избрал только двенадцать и назвал их Апостолами, а семьдесят избранных Им Он назвал лишь учениками — это нам неизвестно (Лук. 6, 13; 10, 1). Во всяком случае, это не было простой случайностью, но в этом видится неведомая нам божественная цель. Спустя продолжительное время после избрания семидесяти учеников, Петр спросил Господа: “Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых” (Мтф. 19,27—28). Семидесяти ученикам Господь не давал такого обещания. И это не все. Даже и стены небесного града будут иметь двенадцать оснований, и на них будут вырезаны имена двенадцати Апостолов Агнца (Откр. 21, 14). Тут видна какая-то Божественная симметрия. Правда, Павел стал как бы тринадцатым Апостолом. Однако нельзя с уверенностью утверждать это, ибо избрание чрез жеребьевку одиннадцатью Апостолами двенадцатого Апостола Матфия было человеческое, а не Божественное избрание и, возможно, Основатель и Глава Церкви, отвергнув человеческое избрание Матфия, утвердил Свое избрание Павла словами: “Он если. Мой избранный сосуд” (Деян. 9, 15). Если же Матфий остался на своем апостольском посту, то избрание Господом Павла тринадцатым Апостолом было для особенного назначения: “чтобы возвещать имя Мое пред народами (т. е. язычниками) и царями” (Слова Господа с небес, Деян. 9, 15) и насаждать церкви Божьи из язычников и в языческом мире. Поэтому Павел и называется “Апостолом язычников”. В пакибытии, т. е. в возрождении мира, в царстве Божьем на земле Апостолу сему будет отведено подобающее место и дана соответственная функция, как победившему и соблюдшему дело Господне до конца. Сам Господь Иисус даст ему власть над язычниками и право сесть с Ним Самим на престоле Его (Откр. 2,26; 3, 21).

 

 

III. Дальнейшее строительство Церкви

 

А) Пасторы и учители

 

Ближайшими сотрудниками Апостолов были пророки. Это были особенно вдохновенные и глубоко знающие Писания мужи, подобно Варнаве и Аполлосу, а также и некоторые горячо преданные Господу жены, которые служили живыми примерами исполнения пророчества Иоиля: “Будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши” (Иоиля 2,28; Деян. 2,17). Пророки занимали следующее после Апостолов место. О новозаветных пророках мы читаем так:

“В те дни пришли из Иерусалима в Антиохию пророки... В Антиохии, в тамошней церкви были некоторые пророки... Иуда и Сила, будучи также пророками, обильным словом преподали наставление братиям и утвердили их...

Вшедши в дом Филиппа благовестника, одного из семи, диаконов, остались у него. У него были четыре дочери девицы, пророчествующие. Между тем как мы пребывали у них многие дни, пришел из Иудеи некто пророк, именем Агав” (Деян. 11, 27; 13, 1; 15, 32; 21, 8—10). Пророки были также и в церквах, находящихся далеко от Иерусалима и в большинстве состоящих из обращенных язычников. Так, например, между прочими дарами благодати Божьей в римской церкви был также и дар пророчества. “Имеешь ли пророчество, — пишет туда Апостол Павел, — пророчествуй по мере веры” (Рим. 12, 6). В коринфской церкви тоже были пророки. Говоря о дарах духовных, этот же Апостол пишет в ту церковь: “Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания тем же Духом... иному чудотворения, иному пророчество... Ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать” (1 Кор. 12, 8—10; 14, 1). По-видимому, в коринфской церкви было недостаточно пророков. Пророки были при Апостолах; но так как апостольство, выполнив свою миссию, отходило в область истории, то с ним отходило также и пророчество, как отдельная духовная функция.

Для дальнейшего управления церковью и воспитания ее членов, Божественный Глава после Апостолов и пророков поставил в ней пастырей и учителей, как институт пребывающий.

Апостолы знали об этом. И не только знали, но и заботились о том, чтобы Божественный план на будущее время начал выполняться при их жизни.

Кто же такие пастыри?

Древние исторические церкви, а с ними и некоторые новейшие реформационные церкви признают, что Церковь, организованная правильно по идеалу и плану Христа и по установлению Апостолов, должна иметь тройную иерархию, состоящую из епископского, пресвитерского и диаконского чинов. Но о таком идеале или плане Христа с иерархическим устройством Церкви нам ничего неизвестно; апостольское же установление о Церкви мы проследим по книгам Нового Завета.

  1. “Павлу рассудилось миновать Ефес... Из Милита же, послав в Ефес, он призвал пресвитеров церкви, и, когда они пришли к нему, он сказал им: ...внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями (по-гречески: episkopountes — епископами), пасти Церковь Господа и Бога” (Деян. 20, 16—28).
  2. “.Болен ли кто из вас? пусть призовет пресвитеров Церкви” (Иак. 5, 14).
  3. “Пастырей (по-гречески: presbuterous — пресвитеров) ваших умоляю я, сопастырь (по-гречески: supresbuterous — сопресвитер) и свидетель страданий Христовых и соучастника славе, которая должна открыться: пасите Божье стадо, какое у вас, надзирая за ним (по-гречески: episkopountes— епископсгвуя над ним)” (1 Петр. 5, 1—2).
  4. “Павел и Тимофей, рабы Иисуса Христа, всем святым, находящимся в Филиппах, с епископами и диаконами” (Фил. 1.1).
  5. “Епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, (честен.) страннолюбив, учителей, не пьяница, не бийца, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив. Хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, то будет ли пещись о Церкви Божьей? Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаво-лом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую. Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину...” (1 Тим. 3. 1—8).
  6. “Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель” (Тит. 1, 5—7).

Из приведенных мест Новозаветного Писания становится ясным то, что епископ — только другое название пресвитера, а пресвитер также называется епископом. Не могло быть, чтобы в филиппийской церкви были епископы в современном смысле слова и диаконы, а не было пресвитеров. Где же тогда тройная иерархия? Или, может быть, тамошние пресвитеры не заслужили апостольского привета?!..

Далее, в первом послании Тимофею Апостол Павел, перечислив качества, необходимые для епископа и диакона, совсем не упомянул о качествах, потребных для звания пресвитера. Невероятно то, чтобы Апостол язычников, устрояя порядки в церквах из язычников, сделал столь важное упущение в своих письменных распоряжениях не только для своего времени, но и для всех последующих веков.

Наконец, этот же Апостол в послании Титу, настаивая на своем распоряжении поставить по всем городам пресвитеров, тут же квалифицирует их как епископов.

Если пресвитер не есть епископ, то такая несвязанность в мысли и такой перескок с одного предмета на другой в речи Апостола Павла будут непонятными. Но такую непоследовательность в мышлении, выражении и изложении приписать Апостолу Павлу мы не можем. Во всех его речах и письмах мысли всегда связаны и логика — неотразима.

То, что в первоапостольской церкви существовало тройное служение, не считая Апостолов и пророков, оспаривать нельзя. Только спецификация служителей была несколько иная, чем традиционно-клерикальная спецификация. Церкви организованы были Апостолами так, что рядом с пресвитерами, или пастырями, стояли еще и учители. Об учителях мы читаем так:

  1. “В Антиохии, в тамошней церкви были некоторые пророки и учители” (Деян. 13, 1).
  2. “Братия мои! не многие делайтесь учителями” (Иак. 3, 1).
  3. “Иных Бог поставил в Церкви, во-первых Апостолами, во-вторых пророками, в-третьих учителями” (1 Кор. 12, 28).
  4. “Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все. И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями” (Еф. 4, 10—11).

Когда вдохновенных пророков с пламенной речью не стало в церкви, то место их заняли учители — мужи, получившие от Бога дар слова, имеющие твердую веру и глубоко умудренные в Слове Божьем. Но служение учителей не являлось необходимым для каждой церкви в отдельности. Учители поставлялись в тех церквах, где пресвитеры имели дар управления, но не владели даром учительства. А там, где пресвитеры совмещали в себе оба эти дара, в учительском служении необходимости не было. Поэтому Апостол Павел нашел нужным, чтобы кандидат на епископство или пресвитерство, имея добрые качества для этого сана, был также и “учителей”.

 

 

Б) Диаконы

 

Кроме пресвитеров и учителей в церкви должны быть также и диаконы.

По времени возникновения институт диаконов является старше института пресвитеров и учителей; но по характеру своего служения диаконы считаются младшими священнослужителями в церкви.

Учреждение диаконства было вынуждено обстоятельствами обширного и ответственного дела Апостолов. Об этом Лука повествует так:

“В те дни, когда умножились ученики, произошел у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать Апостолов, созвавши множество учеников, сказали: не хорошо нам, оставивши слово Божие, пещись о столах; итак, братия, выберите из среды себя семь человек, изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу; а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова. И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святого, и Филиппа, и Прохора и Никанора, и Тимона и Пармена, и Николая Антиохийца, обращенного из язычников; их поставили пред Апостолами, и сии помолившись возложили на них руки” (Деян. 6, 1—6).

Служение диаконов признано было Апостолами полезным в иерусалимской церкви, и они установили диаконство во всех церквах. На обязанности диаконов лежит главным образом хозяйственная часть церкви, которая сводится к следующим попечениям:

  • попечение о столе Господнем, чтобы все было приготовлено для совершения Вечери Господней; диаконы прислуживали членам церкви, когда те принимали освященные дары;
  • попечение о столе пресвитера, чтобы он не нуждался в пропитании;
  • попечение о столе бедных членов церкви, чтобы насущный хлеб у них не прекращался.

Кроме того, если диаконы имеют дар слова, то при случае или необходимости могут исполнять функцию проповедников Слова Божьего. Так, например, диакон Стефан произнес сильную проповедь перед иудейским синедрионом, а диакон Филипп проповедовал Евангелие в Самарии, где чрез него уверовали и крестились мужчины и женщины. Затем он же благовествовал о Христе и евнуху, обратил и крестил его (Деян. 8 глава). То, что это был диакон Филипп, а не Апостол Филипп, видно из первого и четырнадцатого стихов этой же главы. Этот же самый Филипп, один из семи диаконов иерусалимской церкви, назван также и Евангелистом, т. е. благовестником.

Слово “Евангелист”, или “благовестник”, значит разъездной проповедник Евангелия. После того, как иерусалимская церковь рассеялась из-за гонений, диакон Филипп исполнял служение благовестника.

Итак, Церковь Христова может иметь тройную и двойную систему своих служителей: тройную, состоящую из пресвитера (он же и епископ), учителя и диакона или диаконов, и двойную, состоящую из пресвитера и диаконов, подобно филиппийской церкви.

 

 

IV. Апостольское преемничество

 

Как было уже упомянуто в предисловии, апостольское преемничество служит самой сильной точкой опоры древних исторических церквей — восточной и западной, на которую обыкновенно всегда опираются защитники греко-православия или же римо-католицизма в беседах и полемике, когда почувствуют, что почва под ногами их колеблется. В этом их самое сильное оружие, и если выступающий против них или же отбивающийся от них не будет соответственно вооружен мечом Слова Божьего и острым копьем истории, то при атаке противника он может потерпеть поражение в этом пункте. Этот вопрос мы рассмотрим с четырех сторон, которые обозначим литерами и заголовками. Для всестороннего и основательного изучения данного вопроса нам придется еще раз возвратиться к Апостолам, а затем перейти и к истории.

 

 

А) Что значит “апостол” и какой силой мог он располагать?

 

В первой главе книги Деяний Апостолов нам повествуется, что после вознесения воскресшего Господа Иисуса на небо ближайшей заботой учеников Его было то, чтобы заполнить пустое место погибшего ученика-предателя: избрать двенадцатого Апостола. И вот ученики Воскресшего и Вознесшегося, в числе ста двадцати человек мужчин и женщин, собрались в той самой горнице в Иерусалиме, где их божественный Учитель сорок три дня тому назад установил с ними наглядным образом новый завет в Своей Крови. После единодушной молитвы к Господу и краткой речи Петра к собранию, они приступили к избранию недостающего Апостола посредством метания жребия. Непременным условием для избрания в кандидаты на пост Апостола было следующее:

“Итак надобно,— предложил собравшимся Петр, — чтобы один из тех, которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус, начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознесся от нас, был вместе с нами свидетелем воскресения Его” (Деян. 1, 21—22). После этого собравшиеся выставили двух кандидатов и бросили жребий; жребий выпал Матфию, и он был “сопричислен к одиннадцати Апостолам” (Деян. 1, 26). Но на этом мы не будем останавливаться, а перейдем к рассмотрению той силы, какая дана была Апостолам от Господа.

То, что Апостолы были утешены и ободрены многократными явлениями воскресшего Господа, это вполне понятно. Но они все еще были немощны и бессильны для свидетельства и предстоящей работы. Это ясно видно из того повеления, которое дал им Господь Иисус перед Своим вознесением: “Не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня; ибо Иоанн крестил водою, а вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым... вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями” (Деян. 1:4, 8). Следовательно, для успешного свидетельства и плодотворной работы требовалось не только видеть Господа воскресшим, но и получить Святого Духа и силу Его, без Которой Апостолы могли бы предпринять многое, но не сделать ничего. В Своей предсмертной речи Господь Иисус обещал послать им Духа Святого словесно; после воскресения Своего дуновением на них Он подтвердил Свое обещание наглядно, а в день Пятидесятницы Он исполнил это обещание действительно. То, что после дуновения и слов Господа: “Примите Духа Святого: кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся” (Иоан. 20, 22—23) ученики не приняли еще в действительности Духа Святого, Духа истины, Который без слов наставляет на всякую истину (Иоан. 16,13), видно из их вопроса, продиктованного плотским ожиданием без знания истины: “Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?” Господь же отвечает: “Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти; но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святым” (Деян. 1, 6—8). И это сказано было Господом спустя сорок дней после Его дуновения на Апостолов и слов к ним: “Примите Духа Святого”.

Только в день Пятидесятницы Апостолы и ученики Господни получили Духа Святого и силу Его (см. Деян. 10, 45—47).

Недопустимо понимать, что Апостолы в буквальном смысле получили власть прощать грехи. Это видно из следующего.

  1. Если Апостолы получили власть прощать грехи в тот момент, когда воскресший Господь дунул на них, т. е. в первый день по воскресении Своем, Апостола Фомы не было между ними. Неужели, в таком случае, он не получил власти прощать грехи?
  2. Если же власть прощать грехи находится в зависимости от полного получения Святого Духа и силы, то в день Пятидесятницы не только двенадцать, а сто двадцать человек, включая и некоторых женщин, исполнились Святого Духа (Деян. 1, 13—14; 2, 4). Разве все сто двадцать человек, в том числе и женщины, получили власть прощать грехи?
  3. Если Апостол Петр получил от Христа ключи Царства Небесного, чтобы посредством их открывать и закрывать двери неба, и власть, чтобы связывать и разрешать грешников в абсолютном смысле слова, то почему он, Симон Петр, предложил Симону-волхву покаяться и молить Бога о прощении греха своего, сказав ему: “Может быть, отпустится тебе помысл сердца твоего” (Деян. 8, 22), когда вся власть отпустить тот грех находилась в распоряжении самого Петра?
  4. Петр в первый раз проповедует в языческом доме, в доме Корнилия сотника, и, не кончив еще речь о Христе, доходит до слов: “О Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его” (Деян. 10, 43). Результат проповеди Петра изумительный: “Когда Петр еще продолжал эту речь. Дух Святой сошел на всех, слушавших слово” (Деян. 10, 44). В какую же паузу среди своей речи успел Апостол Петр выслушать исповедание грехов и дать отпущение их — развязать кающихся, — чтобы очистить место в сердцах их для принятия Духа Святого?
  5. Некоторые кипряне и киринейцы — простые члены церкви, миряне — без ведома Апостолов благовествовали еллинам в Антиохии Господа Иисуса. “И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу. Дошел слух о сем до церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию; он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался” (Деян. 11, 20—23).
  6. Мог ли посланный Апостолами представитель и непосредственный их преемник Варнава прощать еще грехи уверовавшим Еллинам, которые, минуя Апостолов и местных представителей их — епископов, получили и имели уже благодать Божью?
  7. Господь Иисус, исцеляя Своей божественной силой больных, многим из них говорил: “Прощаются тебе грехи твои”. Апостолы также исцеляли больных силой, которую они получили от Господа. Можно ли найти в Новом Завете хоть один случай, когда кто-либо из Апостолов говорил исцеляемому больному такие же слова?

На все эти вопросы возможен только один отрицательный ответ: нет!

Рассмотрим теперь вопрос о власти Апостолов связывать и развязывать с положительной стороны.

То, что Господь наш обещал и дал Апостолу Петру ключи Царства Небесного, не подлежит сомнению. Петр получил от Господа обещанные ключи не тогда, когда падал от немощи и без тяжелых ключей, но тогда, когда был облечен силой Святого Духа, т. е. в день Пятидесятницы.

Что же делает Апостол Петр этими ключами? И что значат эти ключи?

До дня Пятидесятницы Петр в течение трех лет мог произнести три тысячи проповедей и не обратить ни одну душу; в день же сошествия Святого Духа Петр сказал одну только проповедь и покаялось три тысячи душ. Когда двери дома замкнуты, то можно подойти к самому дому, но не войти в него, ибо крепкие замки преграждают вход. Апостол Петр отомкнул замок и распахнул дверь дома Божьего — Церкви для тех, которые не могли оправдаться законом Моисеевым, т. е. для евреев (Деян. 2 глава и 13, 39). Для этого Петр употребил один ключ. Таким же образом Петр отомкнул и другой замок и открыл другую дверь духовного храма для тех, которые “вне закона согрешили, вне закона и погибали” (Рим. 2, 12), т. е. для язычников в первый раз в Кессарии (Деян. 10). Для этого Петр воспользовался другим ключом.

Ключи, полученные Апостолом Петром от Господа,— разные ключи. Первый ключ — золотой, с тремя крупными жемчужинами ветхозаветных пророчеств о Мессии и Духе Святом, а второй ключ отлит из массивного золота одних только новозаветных событий из жизни, смерти и воскресения Христа.

Ключи Царства Небесного в Ветхом Завете были даны Богом книжникам и фарисеям, которые затворяли только (по-гречески — kleikte — замыкаете ключом), но не отворяли Царство Небесное людям, да и сами не входили в него (Мтф. 23, 13).

Ключи Царства Небесного суть ключи разумения тайн Божьих об искуплении мира и воли Господней в отношении человеков (1 Тим. 2, 4); сила же, необходимая для поворачивания этих ключей, есть сила Святого Духа, которая наполняет сердце проповедующего Слово Божье неземной мудростью, влагает в уста его разумную и вразумительную речь, и победоносно действует на слушающих Благую Весть, убеждая их во грехе их, в праведности Христовой и в вечном суде (Лук. 11, 52; Иоан. 16, 8—12; Деян. 14,27; Кол. 4, 3).

Но ключи имеют и обратное действие: они не только отмыкают, но и замыкают. По положительному действию своему в разрешении, т. е. развязывании грешников, они называются ключами разумения (или вразумления), а по отрицательному действию в связывании согрешивших должно назвать их ключами церковной дисциплины.

В шестнадцатой главе Евангелия от Матфея очень кратко говорится о ключах, обещанных только Петру, и о назначении их в Церкви; а в восемнадцатой главе того же Евангелия сказано подробно о пользовании этими ключами, т. е. властью, предоставленной Самим Господом не только одному Петру, не только всем двенадцати Апостолам, но и всей Церкви.

Об этом говорится так: “Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе” (Мтф. 18, 15—18).

Тут речь идет о согрешении против отдельной личности, “против тебя”, которое всякий христианин может простить и без служителя церкви. В случае же, если обидчик не раскается и не послушается увещеваний двух свидетелей, грех его доводится до сведения церкви (не одних только священнослужителей, но собрания всех ее членов).

Тогда церковь (местная), как высший орган божественного правосудия на земле, решает дело в ту или иную сторону, и решение ее утверждается на небе.

Симон-волхв согрешил не против Апостола Петра, поэтому Апостол Петр и не мог простить грех Симона-волхва, хотя тот и сознавался в своем грехе. Церковь тоже не могла бы простить грех Симона-волхва.

Все, что делали Апостолы, делали они в церкви и с церковью.

В избрании двенадцатого Апостола с ними участвовало сто девять членов церкви. В день Пятидесятницы “все они были единодушно вместе”. В приеме новых членов и после того ”все же верующие были вместе” (Деян. 2, 1—44). При избрании и поставлен семи диаконов для иерусалимской церкви Апостолы не руководились своим личным усмотрением, но, “созвавши множество учеников, сказали: “...выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу... И угодно было это предложение всему собранию; и избрали” (Деян. 6, 3—5).

При служении Слова и при силе Духа Апостолы разрешали, т. е. развязывали грешников от уз греха, уясняя им истину и показывая путь покаяния, оправдания, спасения и жизни вечной. Это касалось не членов церкви.

Но Апостолам приходилось и связывать тяжко согрешивших и непокаявшихся членов церкви, а также ярых противников истины. Например, Апостол Петр, открыв по внушению Святого Духа фальшь и ложь в членах церкви — Анании и Сапфире, говорит им такие слова, от которых оба они падают мертвыми. В этом действует не только власть, но и сила. Апостол Павел поражает слепотой противоборствующего истине Елиму-волхва. И в этом проявилась сила. Относительно выходящего из ряда вон блудника в коринфской церкви этот же Апостол пишет туда следующие слова, выражающие указания, как поступить с таковым: “Я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен” (1 Кор. 5, 3—5). Тут видим мы не только обыкновенное отлучение от церкви, но и действительное предание сатане на измождение плоти тяжко согрешившего и отлученного члена, чтобы чрез телесные страдания привести его к покаянию.

И эта исправительная мера, примененная к коринфскому кровосмесителю, благотворно воздействовала на него. Страдая плотью, он перестал грешить этой частью своей природы, покаялся и снова обратился к Господу. В том же году (57 год по Р. Хр.) Апостол Павел пишет коринфской церкви и второе послание, в котором говорит между прочим и о подпавшем под такое суровое наказание исключенном члене следующее: “Для такого довольно сего наказания от многих, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью; и потому прошу вас оказать ему любовь... А кого вы прощаете, того и я; ибо и я, если в чем простил кого. простил для вас от лица Христова, чтобы не сделал нам ущерба сатана” (2 Кор. 2, 6—11), т. е. чтобы не вверг сатана верующего человека, изможденного плотью, в бездну отчаяния и не низвел бы его в таком духовном состоянии в могилу.

Как в наложении наказания, так и в снятии его Апостол Павел действует вместе с церковью.

Предание сатане было исправительной целью. С такой же целью этот же Апостол предал сатане Именея и Александра, “чтобы они научились не богохульствовать” (1 Тим. 1, 20).

Предание сатане Апостолами совсем не похоже на предание анафеме давно умерших преступников. Именующие себя апостольскими преемниками не могут предать кого-либо сатане “на измождение плоти, чтобы дух был спасен” при жизни, а еретиков, находящихся еще в живых, не в силах предать сатане, “чтобы они научились не богохульствовать”, потому что у них не оказывается в наличии той силы, которая сопровождала Апостолов.

Примером предания сатане “на измождение плоти” может служить злоключение Иова. Для посрамления сатаны в коварных наветах его на праведного Иова Бог временно предал Иова сатане “на измождение плоти”, и мы знаем, что сделал сатана с плотью Иова и каков был конечный исход этого праведника из горнила страданий.

Итак, Апостолы имели силу Христову. И не только в отрицательных, но и в положительных случаях сила Христова сопровождала Апостолов. “Признаки Апостола оказались перед вами всяким терпением, знамениями, чудесами и силами,— говорит о себе самом Апостол Павел. — Я не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня в покорении язычников вере, словом и делом, силою знамений и чудес” (2 Кор. 12, 12; Рим. 15, 18—19). О двенадцати же сказано: “Они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями”, т. е. чудесами божественной силы (Мрк. 16, 20).

Теперь, рассмотрев данный вопрос с этой стороны, мы приходим к следующим выводам.

  1. Для того, чтобы быть Апостолом, необходимо было самолично видеть Иисуса Христа воскресшим, дабы свидетельствовать о факте воскресения Его в качестве очевидцев. Мария Магдалина и те, которым явился Воскресший в числе “более нежели пятистам братии в одно время”, могли свидетельствовать, что “Господь воистину воскрес” (Иоан. 20: 1, 18; 1 Кор. 15, 6; Лук. 24, 34); но стать Апостолами они не могли, ибо число Апостолов — двенадцать — было установлено Самим Господом. Поэтому епископы не могли стать заместителями или преемниками Апостолов, ибо, во-первых, они не видели собственными очами воскресшего Христа, а во-вторых, число их превышало число двенадцать даже и в апостольский век.
  2. Никакой абсолютной власти прощать абсолютно все грехи в буквальном смысле не давал Христос Своим Апостолам; да и сами Апостолы не только не проявляли такую власть в своих действиях, но даже и в своих посланиях не намекали на нее.

Власть же разрешать кающихся и связывать упорствующих применялась ими только с полного согласия и при единодушном содействии церкви. Власть эта принадлежит церкви; а Апостолы, как мудрые советники и безошибочные исполнители, приводили ее в действие.

Апостолы не могли, вопреки воле Учителя и Господа своего, отнять эту власть у церкви и передать ее своим преемникам в церкви. Если бы Апостолы сделали это, то такой акт был бы грубым насилием и святотатственным похищением священных прав самой церкви.

Если бы Апостолы передали своим преемникам всю полноту данной им от Господа власти, то они передали бы им также и ту силу, какой пользовались сами в церкви и вне ее, ибо власть без силы — пустой звук. Это отлично сознавали церковные иерархи; и для того, чтобы заполнить столь ощутимый пробел в своем управлении церковью, они заменили сверхъестественную силу Апостолов сакраментальной силой, т. е. такой силой, которая исходит будто бы от таинств, а нравственную силу церкви заменили государственно-полицейской силой.

Чудодейственная сила в Апостолах не исходила от самих Апостолов, это была сила Господа нашего Иисуса Христа, а нравственная сила связывать и разрешать состояла при них в конституционном строе самой церкви. Поэтому ни ту, ни другую силу Апостолы не могли передать своим преемникам.

 

Журнал "Баптист" № 9, 1927 г

(продолжение в части № 2)



Источник: http://rusbaptist.stunda.org/Szipkov.html
Категория: Размышления | Добавил: 111 (2018-01-05)
Просмотров: 217 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Категории
Размышления [41]
Размышления
Практическая помощь [4]
Разъяснения к делу
Любовь [3]
Любовь, есть такое Слово...
Миссия [5]
Миссия, катехизация и религиозное образование.

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Об этом сайте

Душа. Духовность. Библия. Христианство. Православие, другие конфессии. Религии мира.

Вход на сайт
Поиск